Кубана. 1 августа.

Мы проснулись в 7 утра по местному времени от того, что в палатке стало душновато. Погода испортилась — все тучи исчезли, ветер утих и солнце стало припекать. В 8 утра находиться в палатке стало решительно невозможно.

Обливаясь потом, мы отправились к душу, который должен был заработать прямо с самого утра. Но чуда не произошло — душ пообещали запустить «чуть позже». Мы совершили омовение из пятилитровой бутыли и позавтракали какой-то быстрорастворимой едой из наших обширных запасов. Кипяток у барыг стоил по 10 рублей за порцию.

В 9:30 должен был начаться сеанс одновременной йоги под предводительством Оли Маркес из Alai Oli. Но он начался чуть позже. Поэтому мы после нашего утреннего туалета и плотного завтрака опоздали туда совсем ненамного.

Оля Маркес занимается йогой

Правда, заниматься йогой на жаре оказалось совершенно невыносимо, поэтому мы быстро покинули это мероприятие и отправились загорать и плескаться в море.

Пока мы с Алисой валялись под солнцем, большая часть жителей нашего лагеря отправилась на разведку в Веселовку. Вернувшиеся люди давали противоречивые сведения о том, как добраться до деревни. Одни говорили, что идти минут 40, другие утверждали, что не больше 15 минут. Но все были едины во мнении, что пиво и еда там дешевле, чем на территории, а также в том, что там продаётся вино. В то время как на самой Кубане из алкоголя ничего, кроме пива за 120-150 рублей, не было.

Мы твердо решили отправиться туда и закупиться алкоголем перед концертом, так как литр коньяка был уже давно выпит, а приобретать «Старый мельник» в официальных барах было слишком расточительно для нашего скромного бюджета.

К сожалению, нашим мечтам не было суждено сбыться в тот день, но мы отправились в Веселовку чуть позже.

Еле дотерпев до 17:00, когда должно было начаться первое выступление группы The Skatalites, мы двинулись в сторону дневной сцены.

Непосредственно на территории возле сцены наше внимание привлёк большой белый шатер. Судя по карте-схеме, это было какое-то сооружение для VIP-посетителей, но мы решили уточнить. Оказалось, что это шатёр Rothmans — сигаретного спонсора.
Там внутри были:

  • кондиционеры (О, ДА!);
  • плазменные ТВ, на которые транслировалось всё, происходящее на сцене;
  • мягкие кресла и диваны;
  • плэйстэйшн с запущенным гитар хиро;
  • вайфай, абсолютно бесполезный для нас, так как всю электронику, кроме фотоаппарата и старинных сотовых, мы оставили дома;
  • и, наконец, выход на отдельный двухуровневый танцпол, с которого мы и наблюдали большинство выступлений.
    Чуть позже в этом шатре обещали сделать бар. Сделали на третий день.

Это шатёр был открыт для всех людей старше 18-ти лет, но об этом мало кто знал, ведь фестиваль только начался. Все, так же как и мы сперва, думали, что вход туда открыт только избранным. Поэтому в первый день там было прямо по-царски свободно — даже на официальных vip-трибунах народа было больше.

The Skatalites отыграли просто чудесно. Солистка группы, хоть и почти такая же старушка, как Jolly Boys, но приехала на фестиваль.

Через 15 минут после The Skatalites на сцену поднялась та самая Оля Маркес, но не с группой Alai Oli, а с проектом ТТП. Отыграли они всего семь или восемь песен, но очень бодро. В конце выступления даже был стэйдж-дайвинг.

Потом было выступление победителя конкурса «Я — талант», группы КАКТУС, если я ничего не путаю. Во время их выступления мы первый и единственный раз решили подойти к сцене, чтобы рассмотреть Нойза поближе — он выходил на сцену следующим. Мы дошли, оценили творчество КАКТУСов, дождались Нойза и после трех его треков решили уйти от сцены, так как стоять в толпе совершенно неудобно — места нет, все толкаются и пихают друг друга, плясать нереально.

Возле сцены. Я не влез в кадр. Нойз танцует.

Возможно, жителям мегаполисов такое привычно, а мне, простому парню с периферии, необходимо личное пространство, в котором я смогу спокойно махать руками и ногами, не боясь задеть кого-то или самому получить по голове. А эти все сёркл-питы и слэмы вообще не для меня: во-первых я — очкарик; во-вторых, я не люблю компании малознакомых недружелюбных людей.

В общем, мы вернулись на танцпол Ротманс и досмотрели выступление оттуда. Благо, звук был одинаковый во всех точках, а три огромных экрана позволяли не напрягать глаза, вглядываясь в малоразличимых музыкантов, прыгающих по громадной сцене.

Выступление Нойза нам показалось таксебешным. В клубах он нам нравится больше.

Следующими на сцену вышли Энимал Джаз, но, поскольку, мы не являемся их фанатами, мы отправились обратно в лагерь немного передохнуть.

Вернулись мы к выступлению британской группы The Subways, известной тем, что Гай Ричи взял их песню в фильм «Рок-н-ролльщик». Опять же, мы не фанаты, поэтому сидели внутри шатра и наблюдали выступление на ТВ. Да и разница часовых поясов давала о себе знать — дико хотелось спать.

После The Subways на сцену вышли те, ради кого я, собственно, и приехал на фестиваль — Gogol Bordello. Под них я дико отплясывал на верхнем уровне танцпола. Мечта сбылась!

После GB я ещё хотел дойти до ночной сцены и послушать выступление Atari Teenage Riot — уж очень хорошо они днём чекались. И мы даже сходили на ночную сцену. Но пробыли там не больше 15 минут — спать хотелось просто невыносимо. В общем, теперь я могу сказать, что был на выступлении ATR и это главное.

Остальные участники ночной сцены меня в тот день не интересовали (да простят меня Паштет и Дэн, а так же Pendulum с его диджей-сетом и Verse).

Вернувшись в палатку, я отрубился за 5 минут и даже адские крики ATR не помешали мне сладко проспать до следующего утра.

Поделиться
Отправить
Запинить
1 комментарий
Курсков

«А эти все сёркл-питы и слэмы вообще не для меня: во-первых я — очкарик; во-вторых, я не люблю компании малознакомых недружелюбных людей»

Оооок!

Антон

я забыл дописать «потных». Ну и ещё они трутся друг об друга с полуголыми торсами. Я, конечно, толерантен, но сам в таком участвовать отказываюсь.

Популярное